8 800 555-00-61
Горячая линия
Версия для слабовидящих
RU
Главная>Новости>Льготы и господдержка будут предоставляться малому бизнесу по одним критериям

Льготы и господдержка будут предоставляться малому бизнесу по одним критериям

30 июня Комитет Госдумы по бюджету и налогам утвердил проект рекомендаций парламентских слушаний по основным направлениям налоговой политики, которые прошли в Госдуме, и рекомендовал минфину доработать текст документа, поскольку он не соответствует целям налоговой политики РФ и не дает ее адекватную оценку. Главные посылы документа - мораторий на рост налоговой нагрузки и создание стимулов для роста как крупного бизнеса, так и малого и среднего предпринимательства (МСП). Первый зампред комитета Госдумы по бюджету и налогам Сергей Катасонов рассказал "РГБ" о том, как будет меняться налоговая политика и каких решений по ее совершенствованию стоит ожидать.

Какие положения основных направлений налоговой политики вызывают споры?

Сергей Катасонов: Каждую весну мы подходим к этой теме и начинаем разбираться, что же не так в нашей налоговой политике. В этом году мы акцентированно подходим к проблеме отсутствия системы в налоговой политике с точки зрения ее планирования, стимулирования развития бизнеса и взаимосвязи различных документов, которые существуют по налогам. Если мы возьмем законы, которые готовит министерство экономического развития, и Налоговый кодекс, то критерии отнесения компаний к малому бизнесу там совсем разные. В законе о малом и среднем бизнесе статус МСП подтверждается количеством работающих. В Налоговом кодексе к малому бизнесу относится организация с определенным размером выручки. Получается, что две системы предъявляют к бизнесу совершенно разные требования. И компания может получать помощь государства как МСП, но не иметь права на применение спецрежимов и наоборот. Мы считаем, что сейчас самое время подойти к этому вопросу системно и установить единые критерии, чтобы не было сомнений, относится ли предприниматель к малому бизнесу.

Несовершенство критериев актуально только для МСП или есть другие недоработки системы?

Сергей Катасонов: Нет также стройности в подходе к патентам. Патент может приобрести индивидуальный предприниматель (ИП), но если ту же самую деятельность ведет ООО (состоящее, к примеру, из двух предпринимателей), то они уже не могут пользоваться патентом. Правильным было бы льготировать определенные виды деятельности. А форма предприятия - ИП, ООО, ОАО, вообще не должна иметь значения. То есть мы должны сказать: мы поддерживаем развитие, допустим, сельского хозяйства, а будет ли заниматься им ИП, нам нет разницы. Сейчас такой стройности в налоговой политике нет.

Возможно, именно ИП у нас приравнивается к малому бизнесу. Но если вы говорите о том, что форма собственности не должна являться критерием в предоставлении льгот, то что бы могло выступить таким критерием?

Сергей Катасонов: Нужно заменить параметрами: ограничением количества работающих, оборотом предприятия. Мы можем говорить, что микропредприятие - это три человека. И оборот, который они делают, пусть, к примеру, это будет 10 миллионов рублей. Потом пошли малые предприятия. Пусть это 20 человек. И обязательно оборот. Потому что, к примеру, в IT-компаниях может работать пять человек, но организация будет иметь миллиардные обороты. И такие параметры должны быть сквозными через всю систему. Через налоги и через поддержку.

Патент не должен быть привязан к формам собственности. Он должен быть привязан к видам деятельности. То есть на патент нужно перевести те виды деятельности, которые очень сложно администрируются. Это общепит, это автотранспорт (перевозки пассажирские), торговля и сфера бытовых услуг. И абсолютно неважно, компания с какой формой собственности ведет эту деятельность. Главное - соблюдение ею параметров.

Сергей Катасонов: Это серьезная проблема, сейчас в России 20 миллионов потерянных людей, которые ничего не платят в Пенсионный фонд. Из 70 миллионов трудоспособного населения России работающими числятся только 50 миллионов. Куда подевались эти 20 миллионов? Они трудятся "в тени". Если говорить об этих людях, то они делятся пополам. Половине все равно. Но вторая половина - это те, кто получает "серую" зарплату, не оформлены у работодателя, они занимаются чем-то сами или являются предпринимателями без оформления юрлица - и они хотят, чтобы их видели. Они готовы за это платить, и пусть это будут небольшие деньги. И им нужно дать инструмент для того, чтобы они могли в старости рассчитывать на пенсию. Должен быть патент для самозанятых. И в этом патенте должны быть заложены взносы. На старте речь идет о небольших суммах, чтобы людей приучить к тому, что они должны быть в системе государства отражены. Патенты могут быть разовые, месячные, квартальные, годовые, полугодовые. Это направление, которое снимет целый ряд проблем.

Проблема в том, что фонда целых три и им сложно договориться. К тому же механизм компенсации недостающих доходов не предложен. Что вы предлагаете?

Сергей Катасонов: Тут все зависит от того, какие задачи мы перед собой ставим. Если пополнить фонды - это невыполнимая идея. У нас сама система Пенсионного фонда не является самодостаточной. Наш фонд не зарабатывает 20% годовых, как в Норвегии. Задача другая. Вывести людей из тени, показать реальное количество безработных. Приучить людей к тому, чтобы они чувствовали себя легальными работниками в этой стране.

А какой должен быть механизм уплаты? Отчетности для таких работников?

Сергей Катасонов: Конечно, должно быть одно окно. Человек заплатил патент, и больше он не должен никуда идти. Нужно вообще уходить от традиции совершать невероятное количество действий с нулевым результатом. К примеру, надо прекратить практику отправки конвертов с 20 марками и недоимкой в 5 рублей. Конечно, руководство налоговых инспекций, где начальники нормальные, адекватные люди, уже давно ввело ограничение, к примеру, что меньше 100 рублей недоимки не отправлять письма. Потому что их рассылка обходится дороже самой суммы долга.

Какие вопросы еще следует обсудить в налоговой политике?

Сергей Катасонов: Надо вернуться к вопросу о налоговом маневре. В частности, экспортные пошлины на нефть должны стимулировать к переработке сырья внутри страны в готовую продукцию. За переработанный продукт мы можем получить в 10 раз больше. Нам не нужно наращивать добычу, не нужно бурить. Вместо этого мы открываем границы и тем самым говорим, что выгоднее продавать "живую" нефть.

Почему этого не делается?

Сергей Катасонов: Это связано с внешнеполитическими факторами. В Белоруссии и Казахстане эти пошлины ниже. Поэтому мы пошли на уступки и опустили эти пошлины до их уровня.

Как необходимо откорректировать консолидированные группы, чтобы они не приводили к большим потерям для бюджетов?

Сергей Катасонов: С консолидированными группами с самого начала не были просчитаны выпадающие доходы. И с такой формулировкой был принят закон. Сейчас прошел год, и уже все говорят, что это было ошибочное решение. Потому что мы оголяем субъекты, у которых налог на прибыль является существенным. Платить должны предприятия на тех участках, где они находятся. Это все-таки дает возможности для оптимизации. А нам нужно идти по пути запрета оптимизации. То есть не должен бизнес регистрироваться в свободной экономической зоне в Калининграде и делать рекламную кампанию в Москве. Если компания находится в городе, реклама идет в городе - регистрируйся в городе. Консолидированные группы занимаются оптимизацией открыто, глобально, на суммы в сотни миллиардов. Нам нужно не выхватывать куски, а создать стройную систему, направленную на устранение оптимизации. И крупного бизнеса она должна касаться в первую очередь.

Прочитано: 599 раз